Январское утро

Проснувшись сегодня раньше обычного, я выпил чашечку крепкого кофе, выкурил на балконе сигаретку и стал собираться на работу.

Мать и мой младший брат Ванюшка (ему 20-ть лет) еще спали, а отец уже   пыхтел в ванной комнате, усердно намывая своё грешное тело. «Куда это,   батя, так рано собрался в выходной день?» - подумал я. - «Не к  очередной  ли пассии в гости?»

Будто услышав мои мысли о нём, отец громко пробасил из ванной:
- Федька, не опоздай на работу, а то опять мне будет звонить твой старший объекта Саныч и жаловаться на тебя!

- Будь спокоен, не опоздаю, - недовольно пробормотал я и продолжил собираться. 

Ещё раз полюбовавшись на себя в зеркало, я повесил сумку на плечо и переступил порог нашей трёхкомнатной квартиры.

Морозное январское утро дыхнуло на меня не только прохладной   свежестью, но и неприятным запахом забитого в новогодние праздники   мусоропровода.

Выйдя из подъезда своей девятиэтажки, я засмотрелся на высокий   тополь, весь облепленный крикливыми воронами. «Вот падлы, не дадут   матери поспать!» - подумал я, подошёл к дереву и громко свистнул.

Напуганные моим свистом вороны, в одно мгновение вспорхнули с дерева,   а на мою голову посыпался, сбитый ими с ветвей, снег и целый килограмм   птичьего помёта. Мои шапка и бушлат приобрели ужаснейший вид. «Вот  твари  безмозглые!» - подумал я и зашагал к вагонному депо, в котором  работал  охранником.

- Ну, Федька, ты и остолоп! - услышал я вслед себе неприятный голос отца, кричащего мне из открытого окна.

Collapse )

О себе

При росте метр шестьдесят и весе пятьдесят пять килограммов я  нисколько не комплексую и считаю, что в меня можно не только влюбиться,  но и потерять от любви ко мне голову. А мои очки с толстыми линзами  только подчеркивают мою самобытность и неповторимость.

А ещё я люблю писать стихи, как в свободное время, так и на службе. И  хотя по этому поводу у меня было несколько неприятных моментов на  службе, я так и не смог отказаться от этого увлекательнейшего занятия,  приносящего мне истинное удовольствие.

Почему я пошёл работать в ЧОП охранником?

Скорее всего в выборе профессии не последнюю роль сыграло  «непыльность» данной специальности и всякое исключение физического труда  на данном поприще. Поэтому сразу же после окончания юридического  факультета геологоразведочного колледжа, я не задумываясь махнул в  частные охранники.

А еще хочу признаться тебе, читатель, что я заядлый курильщик со  стажем. И как бы отец не «бился» с моей пагубной привычкой, надо  сказать, что он это сражение проиграл с треском. И теперь две пачки  никотиновой отравы в сутки — для меня является нормой.

А зовут меня, мой дорогой читатель, Пугайло Фёдор Львович.

туласи

Добавляйтесь в друзья, взаимность гарантирована!

Здравствуйте! Интересуюсь психологией, детским развитием, саморазвитием, здоровым образом жизни, естественным родительством, вегетарианством, здоровым образом жизни, экологией. Публикую в своём блоге материалы на эти темы. Буду рада обрести единомышленников для приятного и взаимополезного общения!
Добавляйтесь в друзья, взаимность гарантирована:)

Глава 2

Побег
Прошла неделя и Крест опять пригласил заговорщиков на разговор. Собрав их всех у своей шконки под окном, он начал:
- Завтра вечером менты передадут нам лома, лопаты, фонари и всё, что нам понадобится для побега. Долбить бетонный пол должны будут все, включая и тех, кто не побежит с нами. Организовывать эту работу я, Качок, поручаю тебе. Ты, старый каторжанин Тюльпан, - продолжил он, - будешь стоять на стрёме у двери и внимательно слушать, что происходит на коридоре. В принципе - я сказал всё. У вас будут вопросы?
- Нет, - ответил за всех Качок и зеки разошлись.
Все ждали вечера следующего дня.
И наконец он наступил: дверь камеры открылась и Креста подозвал к себе, дежуривший на коридоре контролёр, который передал ему несколько ломов, лопат, фонарей и три, непонятно с чем, тяжёлых рюкзака.
- Братва, быстро разбирай лома и лопаты, и начинайте долбить пол там, где вам укажет Студент! - скомандовал Качок.
Зеки быстро разобрали лома и лопаты, громкость тюремного радио стала оглушительной, работа закипела во всю.
Два часа ударной работы прошли, как одно мгновение. Как сумасшедшее орало радио, пот с работающих лил градом и наконец бетон был разбит.
- Кажется земля! - произнес зек по кличке Шопен.
- Не останавливайтесь, долбите дальше! - сказал Качок, откидывая лопатой куски бетона.
Жадно затягиваясь сигаретой, по пояс раздетый, Крест внимательно смотрел на углубление в полу.
- Братва, у меня кажется лом провалился в яму! - воскликнул толстяк по кличке Шар.
Наступила полная тишина, зеки замерли в ожидании. Подойдя к яме, Крест нагнулся и заглянул в отверстие в земле. Затем он взял лом у Шопена и обследовал им дыру в земле.
- Да, это кажется то, что нам и нужно, копайте дальше, - сказал он и сел на лавку.
Работа закипела с новой силой и куча земли и бетона на полу камеры начала быстро увеличиваться. И уже через несколько минут в полу образовалась огромная дыра, которая вела в подземный ход.
- Слушай меня, братва, внимательно! - обратился Крест к сокамерникам. - Я, Тюльпан, Качок и Студент сейчас отсюда делаем ноги. Кто хочет пойти с нами, я препятствовать не буду, а те кто останется здесь - валите всё на нас. Когда мы спустимся вниз, весь инструмент сбросьте за нами. Желаю, братва, всем вам фарта и скорейшей воли.
Закончив свой немногословный монолог, Крест одел рубашку, куртку и первым спустился в подземелье. За ним последовали Тюльпан и Студент, захватив с собой рюкзаки, переданные Кресту ментом. Последним к лазу подошёл Качок.
- Ну, что, братва, кто ещё идёт с нами? - спросил он и не дождавшись ответа, Качок улыбнулся и сказал:
- Тогда не поминайте лихом.
После чего и он исчез в подземном лазе, где его уже ждали остальные беглецы.
Осмотрев содержимое рюкзаков
- Ну вот мы и все в сборе, - сказал Крест и дал каждому по фонарику, которые хранились в одном из рюкзаков.
- Я иду первым, - начал распределять обязанности Крест, - а вы берите по рюкзаку и цепочкой идите следом за мной.
- А как здесь интересно с вентиляцией? А то ведь мы без воздушка долго не протянем! - спросил Тюльпан, водя лугом фонаря по стенам подземного хода.
- А вот мы сейчас пойдём и узнаем, как здесь с вентиляцией и с воздушком, - ответил ему Качок и беглецы тронулись в путь.
Первым, как и распределились, шёл Крест, следом за ним Качок, за ним - Студент, и замыкал колонну, тяжело дышавший, Тюльпан.
- А стены-то здесь меловые! - нарушил тишину Качок.
- Я читал, что старая часть города построена на меловых горах, - поддержал разговор Студент.
- Хорошо, Студент, что ты такой умный, по институтам хаживал, а я всё по тюрьмам, да по тюрьмам, и кроме Уголовного кодекса ничего в своей жизни не читывал, - вставил своё слово в разговор Тюльпан.
- Тюльпан, а в этих хоромах довольно-таки свежо и дышится легко, так что ты напрасно волновался, - заметил Качок. - Умели же люди на века строить!
Иногда подземные ходы разветвлялись и тогда беглецы выбирали тот ход, который им подсказывала их звериная интуиция.
Изрядно устав от длительного путешествия, они стали замедлять темп ходьбы.
- Крест, может быть мы остановимся и перекупим? - спросил Тюльпан.
- Забудь о перекуре, надо побыстрее отсюда выбираться, - ответил ему тот.
- Братва, а вам не кажется, что мы по замкнутому лабиринту кружим? - с тревогой в голосе спросил, всегда улыбающийся, Качок.
- Качок, не кипишуй раньше времени! - одернул его Крест.
- Крест, у меня начинается фобия в замкнутом пространстве! - закашливаясь, произнёс Тюльпан.
- Тебе ли, старый арестант, говорить о фобии, которому и сам чёрт не страшен! - решил подзадорить того Крест.
- Крест, только не вспоминай в этой преисподней о чёрте! - испуганно пробормотал «старый арестант».
- Да не бойся ты, - произнёс Крест и осёкся на полуслове. - Я, кажется, что-то вижу!
Крест остановился, все остальные подошли к нему. Четыре фонарика одновременно осветили, стоящий перед ними огромный сундук.
- Вот это да! - воскликнул Студент. - Я уверен, что это клад!
Качок осторожно подошёл к сундуку, ударом ноги сбил ржавый замок и открыл крышку. То, что в следующее мгновение увидели в сундуке беглецы, привело их в неописуемый восторг. Золотые монеты, драгоценные камни, украшения, золотая и серебряная утварь - это то, чем был наполнен сундук.
- Да нам здесь с вами на три века хватит! - осипшим голосом пробормотал, забывший о своей фобии, Тюльпан.
- Осторожней, клад может быть заговоренным! - воскликнул Студент.
- Суеверный ты, Студент! - смеясь, сказал Качок и дотронулся руками до сокровищ.
И уже в следующее мгновение...

Глава 1

В тюремной камере
Третий час осенний октябрьский дождь стучал по металлическому козырьку тюремного окна. В тесной и прокуренной камере находилось двенадцать заключенных - неоднократников. Монотонный шум дождя, сливающийся с негромкими звуками радио, навевал покой и дремоту на всех обитателей этого мрачного полуподвального помещения.
Зек по кличке Крест сидел за столом и небольшими глотками смаковал крепкий, горячий чай.
Среднего роста и крепкого телосложения, Крест имел четыре судимости «за разбой» и являлся криминальным авторитетом. Его любое слово в камере было законом.
- А я, Крест, наверное посплю, - обратился к нему, лежащий на нижнем ярусе шконки, зек по кличке Тюльпан.
- Поспи, поспи, - ответил ему тот.
- А я бы сейчас завалил какую-нибудь бабёнку! - нарушив тишину камеры, воскликнул, лежащий на соседней шконке с Тюльпаном, зек по кличке Качок.
Высокого роста, с хорошо развитой мускулатурой, Качок с утра до вечера только и делал, что занимался в камере упражнениями по системе Анохина. Имея красивую фигуру и немалую силу, он явно страдал дефицитом интеллекта.
Казалось, что вторая судимость «за вымогательство» его совсем не огорчала и он всегда находился в приподнятом расположении духа.
- Чего ты, Качок, так орёшь? - недовольно пробормотал Тюльпан. - Я только задремал.
Имея семь судимостей и целую «картинную галерею» татуировок на своем хилом теле, в которых отражалась вся его нелёгкая жизнь, Тюльпан был из той категории людей, возраст которых сразу и не определишь. А его жёлтые, от чрезмерного курения,зубы и пальцы делали его образ более устрашающим.
- Не кряхти, старый каторжанин, на воле отоспимся, - ответил Тюльпану Качок и рассмеялся.
Одну из шконок верхнего яруса занимал неприметный на вид заключенный по кличке Студент. Тридцатилетний, сутулый парнишка в очках был осужден на второй срок «за мошенничество» и ждал отправки в колонию. Окончив всего три курса института, Студент связался с плохой компанией и начал зарабатывать на жизнь, производя махинации с банковскими картами, после чего его студенческая жизнь сменилась на арестантскую.
- А ты, Студент, всё глаза свои портишь — книжечки читаешь? - спросил у него Качок.
- Читаю.
- Что там интересного пишут? - не отставал тюремный спортсмен.
- Интересуюсь историей нашего города, читаю о подземных ходах Старого Оскола.
- Да, ну?! - воскликнул лежащий на шконке Тюльпан. - И что ты там вычитал интересного?
- Этих подземных ходов под городом десятки километров, - с вдохновением начал рассказывать Студент, слезая со шконки, - По имеющимся у историков информации в них возможно хранятся клады...
- Клады?! - перебил его, вскочивший со шконки Качок. - И много?
- Думаю, что не мало. Так как люди их когда-то прятали при захвате города татаро-монголами.
Этот разговор между сокамерниками, внимательно слушал, сидящий за столом, Крест.
- И как же в эти подземные ходы попасть? - внимательно глядя на Студента, спросил Качок.
- По моим некоторым подсчетам один из них проходит прямо под нашей камерой, - с умным видом ответил Студент.
- С чего ты это взял? - опять вмешался в разговор «старый каторжанин» Тюльпан.
Услышав разговор своих сокамерников другие обитатели камеры заметно оживились.
- Да чушь это всё, в книгах еще не такое пишут! - сказал один из них.
- Почему чушь? Я сам местный, - вмешался в разговор другой. - Я ещё от деда своего слышал про эти ходы, входы в которые были засыпаны большевиками в первые годы Советской власти.
- Ладно, побазарили и хватит! - перебил разговор Крест. И зеки сменили тему.
А уже вечером перед «отбоем», сидя на своей шконке, Крест подозвал к себе Студента, Тюльпана и Качка.
- С чего ты взял, что подземный ход проходит под нашей камерой? - задал он вопрос Студенту.
- Наша тюрьма построена при Екатерине II и когда-то здесь было Казначейство, - начал рассказывать, волнуясь Студент. - А в книге историка Никулова говорится, что один из подземных ходов проходит прямо посередине казначейства, где сейчас как раз и находится наша камера.
- Охренеть! - воскликнул Качок. - Вот бы нам те клады найти: живи — не хочу!
- Вот только, как туда попасть — в этот подземный ход? - пробормотал себе под нос, закуривая сигарету, Тюльпан.
- Попадём — если захотим, - сказал Крест, тоже закуривая.
- Пол долбить надо, - выдохнул, задумавшись Тюльпан.
- С ментами, которые стоят на Коридоре я договорюсь, - начал разрабатывать свой план Крест, - пообещаем им золотишка, принесут нужный инструмент. Всё надо успеть сделать за одну ночь.
- И пусть тогда нас менты ловят в царстве дьявола, - вставил своё слово Качок.
- Не каркай про дьявола, беду накличешь, - одернул его Тюльпан.
- А ты что рогатого боишься? - не успокаивался спортсмен.
- Да хватит тебе на ночь глядя о чертях вспоминать! - нервно пробормотал Тюльпан.
- Смените тему, - приказал спорщикам Крест.
Тюльпан и Качок замолчали.
- А что, Студент, ты еще знаешь о том подземелье? - обратился Крест к сокамернику.
- Слышал я от одного местного дедушки, что в этом подземелье есть порталы в иные миры.
- Что значит «в иные миры»? - переспросил Крест.
- Ну это значит в параллельные миры!
- А ты сам-то веришь, что они есть? - спросил Крест и внимательно посмотрел Студенту в глаза.
- Верю, - тихо ответил тот.
- Ну что, братва, кто готов со мной бежать? - обратился Крест к Тюльпану, Студенту и Качку.
- Я, я, я, - полушепотом ответили ему сокамерники.
- В полу камеры пробьем дырку, спустимся в подземный ход, найдем там пару-тройку кладиков, а затем сделаем себе хорошие КСИВЫ (паспорта) и будем жить припеваючи в реальном мире, а не в параллельных мирах, - сказал Крест.
- А чем мы пробьем эту дырку в полу? - обратился к нему Качок.
- На днях менты, которым я плачу, передадут нам в камеру весь необходимый для этого инструмент, включат по-громче радио, чтобы не было слышно шума в соседних камерах, и начнем долбить путь на свободу. Но для этого нам даётся всего несколько часов.
Дослушав Креста, заговорщики разошлись по своим шконкам. В эту ночь никто из них так и не смог заснуть.